Академик о капитализме

31 января сего года в Кремлевском дворце съездов прошли так называемые «Рождественские образовательные чтения», да еще и «под эгидой Патриарха». Что ж, звучит вполне благонадежно — ясно, что от собравшихся под этой «эгидой» правящий класс не мог ожидать никаких неприятных выходок. Однако...

За «срыв» официозного мероприятия мы должны быть признательны Д. С. Львову — руководителю экономического отделения Российской Академии Наук. Вот что сказал академик Львов с кремлевской трибуны:

«Сегодня мы с вами живем не в одной стране, как это кажется с высоты власти. У нас, как минимум, две России.

Есть богатая Россия, которая живет по западному образцу, которая создала для себя замкнутый контур жизнеобеспечения. Это своеобразная закрытая система существования: офис — переезд под охраной в загородную или иную резиденцию, закрытая частная школа, закрытый частный университет — желательно за рубежом, а потом — и выезд за рубеж.

И эта малая часть России, на долю которой приходится 15-17% населения, сегодня имеет доходов от собственности в России 92%. Вдумайтесь: меньше 20% богатого населения аккумулировала в своих руках 92% доходов — значит, на долю остальной России приходится лишь 8%. Давайте посмотрим данные о динамике распределения подушевых денежных доходов, причем не средние цифры по всему населению, а динамику доходов по пяти квинтильным, то есть двадцатипроцентным группам, разбитым по уровню доходов.

Первая группа — это позор России. Это население, живущее ниже минимального жизненного уровня. Это бомжи, это настоящее социальное дно. За десять последних лет доходы низшей, самой обездоленной социальной группы, сократились в два раза.

Следующая двадцатипроцентная группа — это тоже чрезвычайно низкий уровень жизни, составляющая вместе с беднейшей уже 40%. За десять последних лет доля доходов второй квинтильной группы сократилась в полтора раза.

Третьи 20% — вместе с низшими по доходам группами это составит уже 60%. Общая доля их денежных доходов сократилась меньше — всего на треть.

Четвертая группа — та самая, которая могла бы претендовать на роль того самого «среднего класса». Ее доля тоже сократилась на 15-17%.

И только верхняя 20% группа наиболее состоятельного населения за последнее десятилетие увеличила свои доходы в полтора раза.

Тогда становится понятным, что все реформы, которые мы проводим, направлены на поддержание уровня жизни наиболее богатых людей. Что это значит? Это значит, что мы своими руками создали — или позволили власти это сделать — без оглядки на настоящую экономическую науку, создать механизм самовоспроизводства бедности.

Как понять работу этого механизма? Если сегодня мы повысим доходы нижних трех групп — т.е. 60% населения — на рубль, то пятая, самая богатая, группа населения откликнется на эту прибавку восемью рублями роста своих доходов! На это работает вся наша система управления, налоговая система и так далее. [...]

Но как же так? Я неоднократно напоминал правительству: давайте сравним статистические данные по мировой и российской экономике. Сравним часовую зарплату в долларах и посмотрим, сколько валового национального продукта на доллар полученной зарплаты создает российский среднестатистический работник — с его навыками, с его знаниями. И сколько долларов ВНП создает на доллар зарплаты средний американский работник.

И мы получим, что сегодня средний российский работник за доллар зарплаты производит 4,5 доллара ВНП, а американский работник — 1,4 ! Вдумайтесь в эти цифры! (аплодисменты) Что это значит? Это значит, что такой невиданной эксплуатации наемного труда и такого безразличия власти к самому ценному капиталу — своему народу, не знает ни одна современная страна мира.

А отсюда подспудно выстраиваются два совершенно уникальных и крайне опасных для страны социальных феномена.

Первый феномен — это социальная агрессия, возникающая, когда нормальный человек не понимает, почему и за что персонаж с двумя извилинами занимает высокий пост, например, в той же Общественной Палате и имеет огромные доходы (аплодисменты).

Второй феномен — это социальная апатия, когда человек не верит ни в себя, ни во власть и ее посулы. Это разложение общества, уход человека из общественной жизни, когда он в собственной стране не чувствует себя дома (аплодисменты).

Если мы посмотрим причины смертности населения, что сделали мои коллеги — медики и биологи, то основные причины обусловлены именно этими двумя социальными факторами (социальной агрессией и социальной апатией)... »

Конечно, академик Львов выступал перед представителями _той_, второй России, которая наподобие знаменитого Летающего острова из «Путешествий Гулливера», маячит на недосягаемой высоте над заброшенными пастбищами, разрушенными заводами и нищими поселениями. И всё же стенограмма не раз отмечает аплодисменты собравшихся. Почему? Потому что трудно спорить с высказанными истинами? Наверное. Потому что даже правящий класс (во всяком случае, часть его) не может более закрывать глаза на абсолютную неэффективность русского капитализма? Похоже на то. А возможно, потому что академик по сути не предложил никакого решения — никакого радикального изменения существующей системы?

Бесспорно, выступление Н. С. Львова подчинялось законам места и времени. Есть там и пустые «духовные» пассажи, и отсылки к Священному писанию. Думается, даже выступай он на левацком митинге, мы бы все равно не услышали от него призывов к вооруженному восстанию. Но дело не в этом. Завершая свой убийственный приговор капитализму, ученый-экономист сказал следующее: «...каждый гражданин РФ, независимо от национальности и места проживания, должен иметь равное право доступа к тому, что от бога [Львов ведет речь о природных ресурсах, присвоенных буржуазией — B.F.], и равное право на получение социального дивиденда, включая образование. Эта норма включает, прежде всего, бесплатное образование (аплодисменты). Эта норма означает бесплатное и качественное здравоохранение и значительную долю помощи государства развитию науки.»

Это, конечно, еще не социализм. Но и капитализм не способен осуществить такие требования; да и на гораздо меньшее он не способен тоже. Показательно, что даже в Кремле сегодня звучат речи, подтверждающие этот факт.

B.F.